НИКАКОЙ ЛОГИКИ

Я восхищаюсь. Смеюсь. Надеюсь. Не оправдываю ожиданий. Боюсь. Огорчаюсь. Тоскую. Шлю к черту. Разочаровываюсь. Ненавижу. Сострадаю. Хочу изменить. Принимаю. Горжусь. Злюсь. Люблю.

Своих родителей.

Они восхищаются. Любят. Не понимают. Кричат. Смеются. Громко разговаривают. Тревожно шепчутся. Ссорятся. Обвиняют. Уходят. Расходятся. Злятся.

На меня.

Моя мама — белая стена. Мой папа — чека от гранаты.

Моя мама — воздушный шар. Мой папа — гармошка.

Моя мама — средство для укладки волос. Мой папа — жидкость для снятия лака.

Моя мама — сумка на молнии. Мой папа — машинное масло.

Моя мама — это разум. Мой папа — чувства.

Моя мама — лилия. Мой папа — окно.

И в этом нет никакой логики.

Кстати, изначально меня так и хотели назвать — Никакой логики. Буквально так, в родительном падежде.

Но папа решил дать мне имя в честь одного из своиз братьев и долго выбирал между Игорем и Валерием.

Потом вспомнил, что полтора года назад Игорем уже назвали моего старшего брата, и я не знаю, стоит ли мне радоваться, что дядю звали не Таймураз.

А еще я сих пор не решила: я жива благодаря своим родителям или вопреки.

Мой папа всю жизнь ехал на большой скорости по скользкой дороге, а мама боялась рядом. Когда мне было года три, я поняла, что я самая взрослая в нашей семье и начала планировать побег в Мексику.

Я помню своих родителей с самого рождения, и, кажется, еще раньше. Мне нравилось, когда они просто спокойно разговаривали. Это было с 12:31 до 12:34 8 февраля 1992 года и 3 марта 1993 около 17:03.

В их отношениях было столько разных чувств, что я могла бы утверждать, что появилась на свет в результате Большого Взрыва. Хотя я, конечно, рада, что в их жизни был секс. Нельзя ведь утверждать наверняка.

Мне бывает очень больно, когда я вспоминаю, что я от них слышала, когда была маленькой девочкой.

И мне бывает безумно смешно, когда я вспоминаю, что говорили мне эти взрослые люди.

Иногда я иду по улице и думаю, что я очень устала. От этой жизни. Постоянно что-то решать. Брать ответственность. Рассчитывать только на себя. И не сдаваться. Пробовать новое. Падать и вставать.

Так хочется поставить жизнь на паузу, поспать, съездить на море, а потом решить не все проблемы сразу, а хотя бы по 2-3.

А потом я вспоминаю про чеку, про сумку, про гармошку и лилию и понимаю, что если смогла тогда, то смогу и сейчас.

Мой папа говорил, что я ничего не боюсь. А мама — что я сама умная.

Сейчас я учу седьмой язык и собираюсь опять переехать в другую страну.